Организаторы Площадки Медиа

На ПМЭФ спорят, как России догнать Китай и США и вообще как жить дальше

Big default company logo
Редакция
Экспотрейд
На ПМЭФ спорят, как России догнать Китай и США и вообще как жить дальше
02 июня 2017 года

    Вокруг инфляции, пенсионного возраста и человеческого капитала

    В насыщенной программе ежегодного Петербургского международного экономического форума ряд мероприятий по традиции посвящен будущему России. В рамках XXI ПМЭФ-2017 этот животрепещущий вопрос обсуждался на панельной сессии «Макроэкономическая политика – от стабилизации к росту», на которой выступили руководители финансово-экономического блока страны и экс-вице-премьер, глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин.

    Дорогу молодым…

    Сегодня ключевой вопрос для России, которая борется с кризисной рецессией: какие потенциальные темпы роста необходимы нашей экономике, когда удастся выйти на них и за счет чего?

    Фото: governments.ru

    Рецессия уже сменилась новым трендом, в последние месяцы зафиксирован рост 1,5% ВВП, напомнил собравшимся министр экономического развития РФ Максим Орешкин, ведомство которого недавно подготовило проект комплексного плана по ускорению темпов роста российской экономики до 2025 года. Другие важные показатели – объемы потребления электроэнергии и грузооборота – сейчас находятся на уровне докризисного 2010 г., когда экономический рост составлял около 4%. «Понятно, что для роста есть потенциальные серьезные ограничения, с ними надо работать. Именно на их преодоление мы нацеливались, когда подготавливали программу», – уточнил Орешкин.

    По мнению представителей Минэкономразвития, для стабильного роста следует сделать упор на два основных элемента – поддержку инвестиций и развитие человеческого капитала. Каким образом?

     Первый элемент подразумевает создание устойчивой среды, то есть понятную, прозрачную и предсказуемую для бизнеса государственную политику по таким направлениям, как налоги и тарифы, контрольно-надзорная деятельность и госзакупки.

     Вторая важная составляющая для притока инвестиций – возможность снижения издержек компаний, которая позволит увеличить количество проектов и их рентабельность. Здесь ключевую роль будут играть цифровизация и новые информационные технологии, в первую очередь, в логистике, торговле, отчетности и всех «точек соприкосновения» бизнеса с государством.

     Третья составляющая – новые инструменты финансирования. «Мы видим, что нам нужно выходить на качественно иной уровень инвестиционной активности. Я уже давал оценку: к текущему уровню инвестиций нам ежегодно нужно прибавлять 5 трлн рублей. Это большая сумма, поэтому каналы поступления финансирования в экономику должны развиваться, и мы сейчас работаем над программами стимулирования инвестиций в инфраструктуру и проекты, которые будут двигать экономику вперед», – заявил Орешкин.

     В качестве четвертой составляющей министр экономики выделил создание новых рынков сбыта, развитие экспортных возможностей.

    Второй элемент экономического роста – человеческий капитал – имеет количественный и качественный аспекты. «Понятно, что повышение инвестиционной активности будет способствовать росту производительности и изменению структуры рынка труда. Здесь мы тоже работаем над приоритетным проектом по росту производительности труда, институционально будем поддерживать привлечение инвестиций и внедрение новых управленческих практик», – пообещал Орешкин.

    По мнению Орешкина, из-за предстоящей демографической ямы Россия не сможет ограничиться собственными талантами – придется привлекать на обучение будущих специалистов из стран бывшего СССР и дальнего зарубежья

    Важными моментами, когда речь идет о человеческом факторе, являются снижение структурной безработицы и увеличение численности активного населения. Здесь Орешкин обозначил расхождения позиции МЭР с Центром стратегических разработок: в отличие от Алексея Кудрина, ратующего за повышение пенсионного возраста, Минэкономразвития делает ставку на молодое поколение: необходимо, заявил Орешкин, упрощать выход молодых специалистов на рынок, стимулировать процесс их найма компаниями, чтобы у кандидатов на вакансии был выбор.

    Главное, резюмировал Орешкин, вывести экономику на положительную спираль. Для этого необходимо сначала реализовать относительно недорогие по стоимости проекты, которые дают максимальный эффект и ресурсы для реализации более сложных с точки зрения финансирования реформ.

    …и пожилым!

    Для 2018 года нынешних 1,5% экономического роста уже недостаточно, заявил выступавший следом за министром экономического развития глава ЦСР Алексей Кудрин. По словам экс-вице-премьера, программа ЦСР предлагает вариант, который поможет подняться за рамки 3%.

    «Если количество граждан в трудоспособном возрасте в России будет сокращаться в ближайшие десять лет, то это будет отрицательно влиять на экономический рост," – заявил Кудрин и обозначил ключевой, по мнению экспертов ЦСР, фактор экономического развития – рост производительности труда.

    Что поможет ее повысить? В первую очередь – инновационный и технологический прорыв. Россия проигрывает технологическую революцию развитым странам и ей необходимо приложить максимум усилий и во что бы то ни стало удержаться в группе лидеров. Сделать это можно только одним способом – максимально быстро создать условия для развития технологического предпринимательства и выйти со своей инновационной продукцией на международный рынок, по меньшей мере удвоив объем несырьевого экспорта.

    Фото: wikipedia.org

    «Нужно создать институты, которые продвигают нашу продукцию на внешние рынки, – отметил Кудрин. – Логистика, правовое регулирование, знание юрисдикции, консалтинг, маркетинг тоже повышают производительность. То есть к технологиям нужна еще целая сфера, которая обеспечивает продвижение».

    Экономический рост, по мнению Кудрина, должно стимулировать и увеличение в экономике частного сектора – он быстрее реагирует на все новое. Нефтяной сектор следует целиком приватизировать в ближайшие 7-8 лет, заявил он. А вот вложения в инфраструктуру должны оставаться преимущественно на плечах государства. «Оно меньше должно вкладываться в госдотации госкомпаниям, а больше в инфраструктуру, – подчеркнул глава ЦСР. – Мы предлагаем нарастить здесь расходы на 0,8%».

    Полемизируя с Максимом Орешкиным, Кудрин отметил, что России все-таки придется опираться на старшее поколение, и приток русскоязычных студентов и специалистов из других стран будет не в состоянии компенсировать убыль в стране рабочей силы

    Среди других важных факторов Кудрин выделил удержание инфляции на уровне 4% хотя бы в течение трех лет, низкие процентные ставки, сокращение числа регулирующих государственных функций («масштаб проверок превысил разумность и все тормозит»), справедливое правоприменение в судах.

    Незаменимые помощники роста

    Преемник Кудрина на посту министра финансов РФ Антон Силуанов, по долгу службы, сосредоточил свое выступление на состоянии и значении для экономики бюджета страны.

    Фото: government.ru

    Неправильно противопоставлять экономический рост и сбалансированность бюджета, как это иногда делается, заявил он. «Я согласен, что нужно увеличивать расходы в человеческий капитал. Но давайте подумаем, что сейчас мешает учить новым навыкам? Давайте делать это в рамках предусмотренных бюджетом. Здесь вопрос не только исключительно денег, хотя это тоже важно, а вопрос качества, эффективности тех, то учит, лечит».

    Главное, по мнению главы Минфина, – обеспечить долгосрочный тренд на обеспечение стабильности бюджетной системы и уже через нее выстраивать стратегию экономического роста.

    Председатель Центробанка РФ Эльвира Набиуллина обнадежила собравшихся тем, что ее ведомство намерено не только вести долгосрочную политику на снижение инфляции (пожелание Кудрина), но и смещает «фокус монетарной политики», хотя и не спешит резко смягчать ее. «Нужно быть уверенными в том, что в низкой инфляции мы опираемся на фундаментальные факторы: склонность к потреблению, склонность к сбережению, основанные на инфляционных ожиданиях», – отметила она. От этих пресловутых инфляционных ожиданий будет зависеть многое, если цены на нефть вдруг снова начнут падать. В пример Эльвира Набиуллина привела опыт стран, которые давно таргетируют свою инфляцию, – зависимых, как и Россия, от стоимости на «черное золото» Норвегии и Канады, «меднозависимой» (а «медные» котировки за последние два года упали почти в два раза, подобно нефтяным) Чили и Великобритании, чей фунт «сбросил в весе» после Brexit. Все эти страны пережили экономическую турбулентность сравнительно спокойно благодаря тому, что все время держат свою инфляцию под контролем.

    Фото: kremlin.ru

    «Денежно-кредитная политика не способна пробить “потолок” потенциального роста, – уточнила Набиуллина, – это могут сделать только структурные реформы. Но обеспечить отсутствие сильного падения, сильных колебаний, рецессий, она в состоянии»