Организаторы Площадки Медиа

"Уголь России и майнинг" в Новокузнецке: есть ли будущее у российского угля?

Big default company logo
Редакция
Экспотрейд
"Уголь России и майнинг" в Новокузнецке: есть ли будущее у российского угля?
06 июня 2017 года

    Что сегодня происходит в нашей угольной промышленности

    За разговорами о нефти, которая в наше время приобрела не только экономическое, но и политическое значение, незаслуженно забывают об угле. Между тем именно он был первым ископаемым материалом, который люди стали использовать как топливо и благодаря которому совершили промышленную революцию. Сегодня путем переработки каменного угля можно получить более 400 различных продуктов, стоимость которых в 20-25 раз выше стоимости самого «прародителя».

    Мероприятия по теме
    6-9 июня, Новокузнецк,
    "Уголь России и майнинг"
    6-9 июня, Новокузнецк,
    "Недра России"

    На запасах далеко не уедешь…

    Рождение отечественной угольной промышленности в истории прочно связывают с именем Петра I. По преданию, возвращаясь в 1696 году из первого Азовского похода, в окрестностях Александровска-Грушевска (ныне город Шахты) молодой царь впервые взял в руки кусок черного минерала, послушал знатоков и изрек: «Сей минерал, если не нам, то потомкам нашим зело полезен будет». Как и многие напутствия жадного до знаний реформатора, эти слова оказались пророческими.

    В 1700 г. был создан Приказ рудокопных дел, в 1722 г. на разведку угля и руды отправились специальные экспедиции (в частности, тогда были найдены угольные залежи на территории современного города Кемерово). После получения положительных результатов управляющим уральских и сибирских заводов высочайшими указами было предписано «иметь старание о прииске каменного угля, как и в прочих европейских государствах обходятся, дабы оным лесам теми угольями было подспорье».

    В конце XVIII – начале XIX века рост мировых цен на древесину, распространение паровых машин и масштабное строительство железных дорог активизировали разведку и освоение угольных месторождений, в том числе знаменитого Кузбасса, и уголь в России стал основным видом топлива.

    Несмотря на триумфальное шествие нефти по планете, уголь не отдает ей пальму первенства: объемы его мирового потребления до сих пор превышают таковые у нефти и газа вместе взятых

    Сегодня промышленные запасы древнейшего ископаемого составляют на Земле более 1 трлн тонн. Подсчитано, что при нынешнем уровне потребления человечеству их хватит примерно на 200 лет (для сравнения: разведанный газ на Земле может закончится через 50 лет, а нефть вообще через 30). Пятая их часть сосредоточена в России, позволяя ей наряду с США смело претендовать на звание ведущей угольной державы.

    Правда, в начале XXI века для этого уже недостаточно просто обладать многотонными залежами или даже добывать уголь в рекордных объемах...

    Наперегонки с газом, солнцем и ветром

    К сожалению, исторические заслуги перед человечеством не спасают угольную промышленность от проблем. Практически во всем мире она сегодня является убыточной. Главная причина – экологически «грязные» добыча (в частности, при разработке угольных месторождений в атмосферу выделяется большой объем метана) и использование (опять же высокий уровень выбросов, в том числе золы). В России к этому добавляется ценовая конкуренция с газом: цены на уголь формируются с учетом мировых тенденций, а на газ – регулируются государством.

    По словам экспертов, строительство и эксплуатация угольных ТЭС обходятся дороже газовых. Между тем в середине нулевых при составлении долгосрочного прогноза развития российской энергетики количественное предпочтение отдавалось именно углю, а не газу: долю первого в национальном топливном балансе к 2020 году предполагалось нарастить с 25 до 40%, а второго – уменьшить с 68 до 56% за счет доведения цен до уровня экспортных. Окончательно от этого варианта отказались в 2013 г., и сейчас доля газа в топливном балансе достигает 72,6 %. В результате на Урале, Дальнем Востоке и в европейской части России энергетики массово выводят из хозяйственного оборота неэффективные угольные мощности, заменяя их газовыми. Исключение составляет лишь низкогазифицированная Сибирь, где доля угля в топливном балансе составляет 85,6%.

    Уголь теряет популярность и в мире – особенно на фоне падения цен на нефть. В прошлом году эксперты зафиксировали своего рода антирекорд – самое масштабное снижение объемов потребления угля за более чем 50 лет. Больше всего продвинулись в этом процессе США и КНР, по оценкам, занимающая первое место в мире по добыче угля и потребляющая половину всего угля, добываемого на планете, – за последние шесть лет в Китае ликвидировано около 8 тыс. ставших нерентабельными шахт. Уголь в этих странах уступает свою долю на рынке вездесущим нефти, газу и альтернативным источникам энергии – ветру и солнцу.

    Бывшая угольная шахта в Эссене стала объектом всемирного наследия UNESCO. Фото: Avda/Creative Commons

    Правда, тенденция не столь однозначна. Спрос на дешевый энергетический уголь растет в таких странах, как Индонезия и Индия – местные промышленники предпочитают его газу. И даже мировой «экологический авангард» – Европейский Союз, как указывают отдельные эксперты, при всей строгости законодательства за последние семь лет без лишнего шума ввел в строй некоторое количество угольных мощностей. Специалисты объясняют это последствиями кризиса 2008 г., когда уровень промышленного производства упал, соответственно, сократился спрос на электроэнергию, и ряд недозагруженных газовых ТЭС пришлось законсервировать или вообще демонтировать. А потом оказалось, что в нынешних условиях строить ТЭС на угольном топливе выгоднее.

    В определенном смысле возврату к «старому доброму» углю способствовала и авария на японской АЭС «Фукусима» весной 2011 г., побудившая правительства некоторых европейских стран, в первую очередь, энергоемкой Германии, принять решения о постепенном закрытии своих атомных энергоблоков… Однако, предупреждают эксперты, этот угольный «всплеск» – всего лишь капля в море и не изменит общемирового тренда перехода на нефть, газ и новомодные альтернативные источники энергии.

    Для России это не очень хорошая новость, поскольку отечественные угольщики в массе своей делают ставку на экспорт, а не на внутреннее потребление. В 2016 г объем экспорта угля из России составил 165 млн тонн (против 155 млн в 2015 г.) при общем объеме добычи 385 млн тонн. И хотя мировые цены на уголь снижаются с 2012 г, оставаться конкурентоспособными отечественным экспортерам в последние два года помогает девальвация рубля. Но эффект ее постепенно исчерпывает себя, поскольку объемы инвестиций в отрасль уменьшаются, а транспортные (большая проблема сегодня – удаленность мест добычи угля от портов отгрузки) и прочие издержки растут. По оценкам специалистов, экспортные поставки грозят стать нерентабельными при курсе ниже 70 рублей за доллар.

    Угольщики, обогащайтесь!

    Выход из сложившейся ситуации, по общему мнению, один – повышение качества добываемого угля, то есть его обогащение и более глубокая переработка, удорожающая конечную продукцию по меньшей мере в два раза, – такая цена сможет, в частности, компенсировать затраты на дорогую перевозку. Кроме того, компания, имеющая свое обогатительное производство, становится менее зависимой от перепадов конъюнктуры внешнего рынка (напомним, что в ряде стран-участниц Киотского протокола приняты довольно строгие требования к качеству угля).

    Обогащение включает в себя классификацию, дробление, снижение серосодержания, зольности и повышение теплотворной способности угля. С начала нулевых годов объем обогащения этого вида сырья в России увеличился на треть. Пионером в этом процессе выступает Кузбасс: здесь действуют 43 обогатительные фабрики и в одном только 2015 г. введены в строй еще три – Калтанская-Энергетическая мощностью 3 млн тонн («Кузбассразрезуголь»), Карагайлинская мощностью 1,5 млн тонн («УК Заречная») и шахтоуправления «Талдинское-Западное» на 2,5 млн тонн («СУЭК-Кузбасс»).

    Необходимость развития углехимии, перехода на глубокую переработку угля, «создание из него продуктов, стоимость которых в десятки и даже сотни раз превышает стоимость рядового топлива», неоднократно отмечал в своих выступлениях губернатор Кемеровской области Аман Тулеев.

    Современные углехимические технологии позволяют «делать деньги» на том, что в угольной промышленности ранее считалось «неликвидом»

    Каменный уголь используется в качестве неорганического сырья. При переработке из него извлекают редкие металлы – ванадий, германий, галлий, молибден, цинк, свинец, а также серу. Из него же получают искусственный графит.

    Отходы добычи и переработки углей задействованы в производстве стройматериалов, керамики, огнеупорного сырья, глинозема, абразивов.

    Каменноугольная смола составляет 3-4% от массы угля и является сложной смесью органических веществ. Из нее получают нафталин, антрацен, фенантрен, фенолы и каменноугольные масла.

    В Кемеровской области сегодня создан инновационный кластер «Комплексная переработка угля и техногенных отходов», в который входит около 60 предприятий – как крупных представителей угольной отрасли и химпрома («СУЭК», «СДС-Уголь», «Азот», «Завод полукоксования» и другие), так и малого и среднего бизнеса. Резиденты технопарка работают по следующим пяти ключевым направлениям глубокой переработки каменного угля:

     углехимия (газификация угля с получением химических полупродуктов);

     коксохимия (коксование углей с получением металлургического кокса и химических полупродуктов);

     углеродные материалы (получение из угля высокорентабельных наноматериалов);

     получение электроэнергии (технологии и оборудование для экологически чистого и эффективного сжигания угля);

     переработка техногенных отходов в стройматериалы.

    Большая часть химических полупродуктов, создаваемых в кузбасском кластере, используется отечественными предприятиями для производства пластмасс и удобрений, а также поставляется на экспорт.