Организаторы Площадки Медиа

Дела сердечные

Экспотрейд – Редакция Экспотрейд –
Дела сердечные
07 июня 2016 года

    Лео Бокерия: Нам очень важно, чтобы врач потянулся к знаниям

    На Конгрессе «Хирургия XXI век – соединяя традиции и инновации» собралась элита отечественной кардиологии. Один из самых ярких и эмоциональных докладов сделал Директор Центра сердечно-сосудистой хирургии имени А.Н. Бакулева, академик РАН и РАМН, руководитель комиссии Общественной палаты по формированию здорового образа жизни Лео Бокерия. Сразу после выступления главный кардиохирург заспешил на операцию, но согласился дать небольшое эксклюзивное интервью порталу expotrade.ru

    Лео Антонович, вы сегодня рассказывали о ваших знаменитых предшественниках – Мешалкине, Демихове и многих других. Расскажите, в чем современная русская школа кардиохирургии опережает весь остальной мир?

    - У нас есть целый ряд серьезных продвижений. Во-первых, мы увеличили объемы оказания помощи новорожденным и детям первого года жизни с критическими пороками сердца. Сегодня мы по количеству операций опережаем ФРГ. Мы понимаем, что у нас население больше, тем не менее, этот показатель увеличился в десятки раз за какие-то двадцать лет. А если говорить о каких-то новых методах, то я бы, прежде всего, упомянул полнопроточный механический клапан, который был создан и апробирован. Этот клапан не создает никакого давления при выталкивании крови из сердца в аорту. Дальше я могу говорить только о том, что сделано в нашем Центре (Центр сердечно-сосудистой хирургии имени А.Н. Бакулева – ред.). У нас сделан первый в мире миниатюрный электрокардиостимулятор размером 18/12 мм., который помещается на поверхности сердца. Таким образом, снимаются все те проблемы, которые были раньше, а именно: возможность тромбообразования, возможность инфицирования и так далее. Мы сделали первый, так называемый, «мобильный кардиолог», который оборудован передвижными устройствами для ангиокардиографии, физической нагрузки, выполнения стентирования, электрофизиологии, имплантации стимулятора, устранения тахикардии и так далее. Мы выезжали с ним в Подмосковье и, так уж получилось, что целый ряд больных удалось спасти, потому что они обратились к врачам как раз в тот момент, когда там находилась наша мобильная группа. 

    Знаете, вообще сразу всего не вспомнишь, но прогресс колоссальный.


    Лео Антонович, как решается вопрос с изменением законодательства в отношении пересадки сердца детям?

    - Вы знаете, я напрямую не участвую в этой работе, там есть комиссия. Но поскольку пока нет законодательства с 92-го года, то нечего и комментировать.

    Тогда обрисуйте, пожалуйста, перечень самых острых вопросов, которые будут обсуждаться в рамках Конгресса.

    - Конгресс посвящен юбилею (115-й годовщине 1-го Съезда хирургов России – ред.), поэтому на первом месте вопросы истории, как мы двигались все это время. И это правильно. Мы должны понимать, кто мы, откуда мы пришли и что у нас за спиной. Это первое. Второе, – мы должны понять, как мы смотримся по сравнению с окружающим миром. И самое главное, - сейчас мы имеем возможность себя сравнивать. Я абсолютно убежден в том, что в ближайшие годы этот фактор будет только усиливаться. Нам, по большому счету, надо решить вопрос оптимального финансирования в сфере высокотехнологичной помощи, потому что от простуды никто не умирает, люди умирают от сердечно-сосудистых заболеваний, онкологии, тяжелых травм. И сейчас сделан крен в сторону страховой медицины, и это единственный путь обеспечить каждого больного, который попадает на специализированную койку, необходимым финансовым содержанием. Вы не можете за одну и ту же цену лечить 10 больных, у которых диагноз один, а осложнения разные. Поэтому мы должны перейти на этот подушевой принцип финансирования больного при необходимости высокотехнологичной операции.

    Правильно ли я понимаю, что в результате Конгресса вы ожидаете привлечения внимания соответствующих структур к вопросам финансирования? 

    - В первую очередь, мы заинтересованы в привлечении внимания наших коллег. Нам важно, чтобы к этому опыту, который уже существует, они тянулись, чтобы в стране начиналось непрерывное образование, которое существует во всем мире, чтобы средний уровень образованности врачей в какой-то специальности был примерно одинаков. Вот это очень важно. Нам очень важно, чтобы врач потянулся к знаниям. Для того, чтобы он потянулся к знаниям, нужно, чтобы врач понимал, что у него есть перспективы того, что завтра он сможет сделать для больного то, что нужно.