Организаторы Площадки Медиа

«Как же я такая приду на работу?»

Экспотрейд – Редакция Экспотрейд –
«Как же я такая приду на работу?»
25 ноября 2016 года

    В Москве состоялся VII ежегодный Форум «Бизнес за равные возможности»

    Алексей, торопясь на утреннюю летучку, шёл по узкому коридору. У него на пути стояла Света. Девушка просматривала что-то в своем гаджете и не видела, что прямо на нее надвигается высокий крепкий парень. И Алексей тоже не видел Свету. Потому что он – инвалид первой группы по зрению. Это значит, что Алексей не видит ничего. Совсем ничего.

    Еще минута – и столкновения в узком коридоре было бы не избежать. Но в последнюю секунду у Алексея на пути встал Миша. Он тронул коллегу по работе за руку и мягко сказал:

    - Осторожнее, друг, на пути препятствие. И скажу по секрету: очень симпатичное!   

    С помощью таких ролевых игр на специальном тренинге учат профессиональные коллективы проявлять лояльность к коллегам с инвалидностью. А разыгрывают их в рамках форума «Бизнес за равные возможности» в бизнес-центре «Сименс», кстати сказать, оборудованном пандусами и автоматическими дверями.

    Главная задача форума – рассказать потенциальным работодателям, что среди людей с инвалидностью есть отличные профессионалы, нужно только не бояться поверить в это.

     «Это сравнительно новая ситуация для нашего общества, когда у работодателей появилась возможность массово обеспечивать людей с инвалидностью рабочими местами. Понятно, что не все готовы на это идти. Это связано не с личным отношением, а с пробелами в законодательстве. Вроде бы, государство делает все, чтобы помочь, но на деле получается, что своими законами только тормозит процесс.  Если даже компания и захочет взять себе такого человека, но что-то неправильно оформит, то ее оштрафуют. Работодатель боится именно таких наказаний», — пояснил директор проекта «Интеграция. Жизнь. Общество» Михаил Шатов.

    Прямо здесь, на форуме, корреспондент expotrade.ru выслушал откровенные истории людей с инвалидностью - о том, какие трудности они испытывают при приеме на работу и в повседневной жизни.

    Гиляна Харкибенова: «Общество навязало человеку с инвалидностью мысль: мол "у тебя будут проблемы, потому что ты сам и есть проблема". Поэтому такие соискатели думают, что их не примет коллектив или компания. Или, несмотря на образование и наличие всех компетенций, боятся, что не справятся. У меня были психологические комплексы. Я думала, как же я такая приду на работу? Представляла, как на меня будут косо смотреть. Я не знала, как себя вести. От этого я была скована, недооценивала свои силы, не понимала, что конкретно могу предложить компании, нужна ли я вообще работодателю. Да, я, человек с высшим образованием, всерьез считала, что пойдут работать на какую-то низкоквалифицированную должность из-за инвалидности.


    Сейчас я — специалист по трудоустройству. Часто новые работодатели на предложение устроить человека с инвалидностью, даже не дослушав, говорят: "О, нет, инвалидов нам нельзя брать по технике безопасности". Например, если это слабослышащий человек, то ссылаются, что он не услышит пожарную сигнализацию. Хотя он почувствует вибрацию в случае ЧП. Или придумывают другие причины, говорят, например, что нужно спросить руководителя. И после этого пропадают. К сожалению, еще очень много работодателей, которые живут с этим медицинским подходом и ставят на человеке крест. На самом деле, компании, которые уже работают с нами, знают точно, что никаких проблем ни с оформлением, ни с работой, не возникает».

    Анна Драгина: «Я была очень неуверенна, когда искала стажировку. Боялась, что меня могут не принять, не захотеть со мной сотрудничать. Тем более, опасалась отправлять резюме в компании, которые не помечают, что их должности доступны для людей с инвалидностью. Когда мне не отвечали — сразу появлялась мысль, а не из-за инвалидности ли меня не хотят брать? Бывали и такие случаи, когда мы договаривались, мне перезванивали, и я говорила, что на коляске. И мне отвечали: "Ой, а мы не уверены, что у нас есть подходящие условия". И сразу же шли на попятную. Хотя я сразу писала в резюме, что передвигаюсь именно на коляске, чтобы они не путали с другими видами инвалидности. Какой-то процент работодателей, как я думаю, это отпугивало. Еще сложности возникли, когда я поступала в вуз: не было никаких условий для таких, как я. И я стала одним из первопроходцев. Мне пошли навстречу, но я знаю, что во многих других университетах на такие просьбы не реагируют, хотя это положено по закону. Недопонимание со стороны окружающих чувствуется периодически, хотя уже реже. Раньше я даже на улицах встречала очень много косых взглядов.


    Думаю, что нам еще нужно лет 30 ждать, чтобы мы вышли на совершенно новый уровень, который сейчас есть в той же Америке. Вот там сделано все возможное. Все отели оборудованы для людей с инвалидностью. Любое такси может перевозить людей на колясках. А у нас этим занимаются одна-две отдельных компании по всему городу. Или же парковки — сколько проблем с поиском мест! Машина — это мои ноги, я могу передвигаться только на ней. Из-за ведения платных стоянок в центре иногда бывают бои за место для людей с инвалидностью. Их занимают дорогие внедорожники, которые никто не эвакуирует. И я слышу постоянно такое хамство в свой адрес! Очень сложно объяснить людям, что это место мне, правда, нужнее.

    Алёна Назарова: «Когда работодатели первый раз к нам обращаются, у них много стереотипов по поводу определенной категории людей с инвалидностью. Например, если человек на коляске, он может работать удалённо. Я, например, никогда бы не согласилась на такие условия, потому что это скучно, нет общения и социализации. Но иногда влиться в коллектив бывает, действительно, сложно. В моей работе была практика, когда девочка с нарушениями слуха пришла в компанию и, видимо, не смогла адаптироваться и вникнуть в корпоративную культуру. Для нее нашли наставника, который ранее работал с такими людьми. Ее всему обучили, и она смогла нормально работать дальше. Люди, которые с такими вопросами не сталкиваются, не проникаются этой проблемой, не понимают, что человек может быть полезен обществу, ему самому хочется этого. Но для начала нужно ему помочь, тогда уже все пойдет хорошо. К тому же, если работодатель боится, то никто не заставляет сразу оформлять на работу нового сотрудника. Можно предложить оплачиваемую и неоплачиваемую стажировку. И даже если в итоге человека с инвалидностью не возьмут по каким-то профессиональным параметрам — никто не устроит скандала». 


    Владимир Денисов: «У работодателей на первых двух моих работах даже не было информации о том, что у меня есть инвалидность. Потому что внешне это не заметно. И поэтому никаких проблем не возникало. Как мне кажется, с работодателем иногда бывает даже проще договориться, чем с самим соискателем с инвалидностью. Если какая-то форма диалога с человеком на коляске работает, то с человеком слабослышащим — нет. Не потому, что он не слышит, а потому что ему нужны другие доводы, чтобы выйти на работу. Дело в том, что, например, люди с 3-ей группой, которые живут в Москве, получают городскую надбавку. А как только они устраиваются на работу — теряют ее, и остается одна пенсия. И вот разница в деньгах, ради которых люди с инвалидностью выходят на работу, не всегда бывает настолько существенной для того, чтобы людей замотивировать. С другой стороны, у таких людей часто возникают проблемы в плане карьерного роста. Они не могут выстроить коммуникацию по телефону и им очень сложно бывает шагнуть дальше стартовой вакансии».


    По статистике, только 10% от всех людей с инвалидностью трудоспособного возраста имеют постоянную работу. Сегодня РООИ «Перспектива» сотрудничает с порядка 40 работодателями, которые готовы принимать сотрудников с нарушениями слуха, зрения и опорно-двигательного аппарата.

    «Главная проблема в том, что работодатели просто боятся. Считают людей с инвалидностью пришельцами из другого мира, способными разве только на сбор розеток. Думают, что они будут много болеть, не понимая, что люди по слуху или по зрению практически здоровые; что придётся делать особое специальное место, хотя большинству достаточно  обычного удобного кресла и дополнительного освещения. И еще больше компании боятся проверок. К сожалению, наше законодательство, с одной стороны, пытается помочь, с другой, создает законы, не прописывая в документах очень важные понятия. Например, что такое "специально созданные условия" никто не знает», — отметила специалист по взаимодействию с работодателями отдела трудоустройства РООИ «Перспектива» Ада Григорьева.

    Следует отметить, что каждый год в форуме «Бизнес за равные возможности» увеличивается число участников из бизнес-сообщества. А это значит, что работодатели пока очень маленькими, нетвердыми шагами, но все же идут навстречу тем, кто стремится к ним всем сердцем.

    Источник: