Организаторы Площадки Медиа

Налоговые споры: реформе быть? А когда? И кто будет платить?

Экспотрейд – Редакция Экспотрейд –
Налоговые споры: реформе быть? А когда? И кто будет платить?
23 января 2017 года

    По следам Гайдаровского форума

    Наступивший год объявлен годом обсуждения налоговой реформы – с тем чтобы в 2018-м принять необходимые изменения, а с 2019-го – вступить в новую эру, когда налоги не давят бизнес, а стимулируют экономический рост. Но пока консенсус по вопросам, что и как изменить в налоговой системе, даже не брезжит…

    Время обсуждать

    Бурное обсуждение предстоящей налоговой реформы началось после ежегодного послания Федеральному Собранию президента Владимира Путина, в котором он подчеркнул важность совершенствования налогового законодательства с учетом потребностей бизнеса и производителей, а также отказа от неэффективных инструментов. 

    Быстро решить поставленные задачи не получится - в 2014 был введен мораторий на налоговые изменения, чтобы облегчить бизнесу планирование хотя бы в краткосрочной перспективе. Зато есть время пообсуждать, что нужно «донастроить» в уже работающей системе. Реальные перемены в законодательной базе могут быть приняты лишь в 2018 году, а эффект от них будет ощутим не раньше 2019 года.

    Важнейший тезис, который сейчас озвучивают представители бизнес-объединений и властных структур, что «качество экономического роста зависит в первую очередь от налоговой политики государства». Об этом, в частности, заявил первый вице-премьер Игорь Шувалов, выступая на Гайдаровском форуме. То есть из средства наполнения федерального бюджета налоговая система должна превратиться в инструмент стимулирования экономики.

    Перераспределение нагрузки

    Ни у кого уже нет сомнений, что нужно снижать налоговую нагрузку на бизнес. Министр финансов Антон Силуанов в рамках сессии по налоговой реформе Гайдаровского форума назвал уровень нагрузки на фонд оплаты труда предприятий «чрезвычайно высоким», депутат Госдумы Андрей Макаров говорил о «запредельной» нагрузке на бизнес в целом. Министр экономического развития РФ Максим Орешкин отмечал, что реальная нагрузка высока на тех, кто платит, из-за большого теневого сектора в экономике.

    Главный вопрос: можно ли снижать налоги в ситуации ожидаемого снижения доходов федерального бюджет и нарастающих обязательств государства в социальной сфере? Дисбаланс между доходами и социальными обязательствами правительства сейчас составляет около 3,5% ВВП, его необходимо сокращать, правда, за счет чего – в правительстве пока нет единого мнения. 

    Министр финансов РФ Антон Силуанов предлагает усовершенствовать систему сбора налогов за счет администрирования, а не повышения налоговой нагрузки, а также отказаться от неэффективных расходов.

    «Когда мы говорим о налоговой нагрузке, мне кажется, что более прагматично говорить о структуре нагрузки. Когда мы снизили нагрузку на труд для IT-компаний, сразу произошло обеление их работы и сразу возросли налоговые поступления от них,» - сказал Силуанов, выступая на дискуссии по налогам в рамках Гайдаровского форума.

    Нагрузка на фонд оплаты труда, по словам министра, «больше, чем в других странах мира. Уровень этой нагрузки - 30% для компаний и еще НДФЛ, который платят граждане, - чрезмерно, чрезвычайно высокий».

    Силуанов уверен, что нужно снижать прямые налоги и увеличивать косвенные. «Именно это даст тот эффект, может быть и не в таком объеме, как для IT-компаний», - считает глава минфина.

    Президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин уверен, что в ближайшие три года снизить налоговое бремя невозможно – к этому нет предпосылок, поэтому действительно нужно говорить о перераспределении налоговой нагрузки, в первую очередь за счет освобождения фонда оплаты труда, то есть о тех 30% отчислений от ФОТ, которые платит предприниматель, и о НДФЛ, которые платит работник. По мнению многих экспертов, при снижении ставок налогов на ФОТ просто «просится» повышение НДС.

    Все чаще в экономических кругах речь идет о введении прогрессивной шкалы налогообложения доходов физлиц - дискуссия перешла уже на самый высокий уровень. Так, в рамках Гайдаровского форума вице-премьер Ольга Голодец говорила о разумности отменить налог для тех 5 млн россиян, доходы которых ниже минимального размера оплаты труда (МРОТ) и одновременно о введении повышенного налога на доходы свыше 150-200 тыс. рублей в месяц, которые получает очень небольшое количество работников. И даже объявила, что эта тема обсуждается в правительстве. Правда, выступавший вслед за вице-премьером руководитель правительства, опроверг слова Голодец – мол, ничего такого в правительстве не рассматривается. 

    Между тем, эксперты говорят, что введение прогрессивной шкалы позволило бы частично снять социальную напряженность в обществе, дав самым бедным некоторое ощущение социальной справедливости: более удачливые платят больше. Но тут очень важен вопрос, где поставить верхнюю планку, чтобы не заставить наиболее обеспеченных граждан снова уйти в тень. Довольно часто на Гайдаровском форуме звучала цифра о максимальной ставке налога в 20%. 

    Нефтянка: НДПИ или НДД?

    В контексте социальной справедливости встает вопрос о многочисленных льготах и преференциях, например, в нефтедобывающей отрасли? Нужно ли вводить налоги на сверхприбыль?

    Сейчас речь идет о переходе с налога на добычу природных ископаемых (НДПИ) на налог на добавленный доход (НДД). Министр финансов Антон Силуанов считает, что «вопрос об изменении налогового режима в нефтянке уже вопрос вчерашнего дня, нам нужно срочно принимать это решение, если не с 2017 года, то с 2018 года вводить новый режим налогообложения», - сказал министр на Гайдаровском форуме. 

    Министр экономического развития РФ Максим Орешкин, напротив, уверен, что текущая система налогообложения не должна серьезно меняться, так как она обеспечивает устойчивость нефтяной отрасли. "С точки зрения инвестиций, в условиях, когда добыча замораживается, агрессивных инвестиций тоже делать не нужно. Это означает, что дергаться с точки зрения изменения налоговой системы абсолютно нет никакого смысла, она устойчива в той форме, в которой есть сейчас", - сказал глава МЭР. Он призвал Министерство финансов менять налогообложение в чувствительной сфере нефтянки плавно и аккуратно.

    Перспективы и горизонты

    Прогнозируемость условий игры в бизнесе – едва ли не ключевой момент в деле привлечения инвестиций. По словам министра экономического развития Максима Орешкина, бизнесу важны не только низкие налоговые ставки, но и понимание, как эти ставки и вся налоговая система будут меняться. «В этом случае бизнес может выстраивать долгосрочные планы и проекты,» - подчеркнул новый министр экономразвития. Орешкин видит большой резерв пополнения бюджета в сокращении теневого сектора и увеличении таким образом налоговой базы, что обеспечит приемлемый уровень налоговых поступлений даже при более низких ставках. 

    Глава РСПП Александр Шохин полагает, что уже сейчас необходимо выстроить схему снижения налоговой нагрузки до 2025. «Элемент неопределенности налоговой системы вырастет. Мы принимаем сейчас трехлетний бюджет, зная, что в 2018 году налоговая политика будет пересмотрена,» - обращает внимание эксперт на противоречия налоговой и бюджетной политики государства. Другие эксперты на Гайдаровском форуме также подчеркивали, что необходимо рассматривать фискальную, налоговую, бюджетную и социальную политику в комплексе, а не отдельными блоками.

    Дискуссия в рамках Гайдаровского форума закончилась тем, что минфин весной текущего года пообещал сформировать основные подходы к корректировке налоговой системы. Андрей Макаров, в прошлом один из авторов Налогового кодекса РФ, предложил не идти по привычной схеме, а сразу же развернуть обсуждение в парламенте – чтобы не терять времени и не вносить многочисленные поправки. До конца 2017 года Минфин надеется «дошлифовать» структурные изменения налоговой системы, закончить обсуждения со всеми заинтересованными сторонами и на следующем Гайдаровском форуме в январе 2018 года обсуждать уже готовый вариант. 


    Источник: