Организаторы Площадки Медиа

Китайская экономика: дракон прыгнул – и свернулся клубком

Экспотрейд – Редакция Экспотрейд –
Китайская экономика: дракон прыгнул – и свернулся клубком
05 сентября 2017 года

    Почему отраслевые выставки в Китае идут нонстоп

    Пользователи и посетители нашего сайта давно отметили невероятное количество серьезных событий в Поднебесной. В этой связи редакция expotrade.ru предлагает небольшой экскурс в современную китайскую экономику.

    Экономический взлет Китая за рекордный по историческим меркам – менее чем тридцатилетний – срок называют чудом XXI века. На каком фундаменте основано это чудо? С чего начинались китайские реформы и как дальнейшее развитие Поднебесной отразится на мировых рынках?

    Социализм рынку не помеха

    О дореформенном современном Китае красноречивее всего говорит практически полное отсутствие информации. Вплоть до конца прошлого века средний россиянин знал о своем ближайшем соседе крайне немного: китайцев больше миллиарда, у них была «культурная революция» с неоднозначными последствиями, живет тамошний народ крайне бедно и тоже строит социализм, как и мы. Вот, пожалуй, и все.

    Первая ласточка китайского обновления «махнула крыльями» в 1978 г., когда Коммунистическая партия Китая провозгласила курс на реформы, цель которых состояла в «превращении Китая в могучую и процветающую державу». Была указана и конкретная дата – 2000 г., к которой Поднебесной предписывалось занять ведущие экономические позиции в ряду развитых стран. В громких лозунгах в то время везде, в том числе и в СССР, недостатка не было, поэтому на эпохальное заявление мало кто в мире обратил внимание. Но у китайцев слова не разошлись с делом: с того момента Поднебесная каждый год неуклонно набирала экономический «вес», пока не обогнала по темпам роста все (!) страны мира. О том, что конкретно сыграло главную роль в китайском чуде, экономисты разных стран спорят до сих пор.

    Середина 40-х. Доходный бизнес: женщина обрезает окурки для... продажи.
    Фото: U.S. National Archives and Records Administration

    Реформы, автором которых является видный деятель КПК Дэн Сяопин, проводились в соответствии с принятой программой «Четырех модернизаций» — промышленности, сельского хозяйства, национальной обороны, науки, техники и образования.

    Было решено строить «социалистическую рыночную экономику» и общество «малого благосостояния» при «открытости внешнему миру». Последнее выражалось главным образом в создании условий для привлечения иностранных инвестиций и собственного активного инвестирования в проекты за рубежом.

    До претворения в жизнь китайской модели понятия «социализм» и «рынок» считались непримиримыми антагонистами. По крайней мере Россия и Восточная Европа, реформировавшиеся на 10 лет позже Поднебесной, начали с того, что практически одним махом распрощались с набившим оскомину социализмом и бурно окунулись в капитализм, даже термин специальный появился – «шоковая терапия». Китайцы же поступили с точностью до наоборот: сохранили господствующую идеологию (расценив, что слом политической системы спровоцирует хаос в умах, ожесточенную борьбу за власть – и тогда уж будет точно не до реформ) и отказались от каких бы то ни было шоков, особо сделав акцент на «эволюционности» всех предусмотренных в программе мероприятий, оправдав тем самым две русские народные пословицы «тише едешь – дальше будешь» и «ломать – не строить». К поэтапности и попытке примирить социализм с рынком многие тогда отнеслись скептически, сегодня китайцев хвалят за дальновидность.

    Подъем на «крестьянские» деньги

    Для большинства жителей европейских стран Китай – это прежде всего мировой цех по производству ширпотреба. На самом деле, как утверждают китайские эксперты, преобразования начались с деревни, где в начале 80-х проживало более 80% населения – почти в два раза больше, чем сейчас. Крестьянам были даны неслыханные послабления: многократно увеличен срок аренды земли; разрешено производство «товарных» культур и непрофильное, то есть не связанное с сельским хозяйством предпринимательство; предоставлено право самоуправления вновь созданным частным предприятиям (приватизации, как в России в начале 90-х, в Китае не было) и т. д.

    Фото: Wikimedia Commons

    «Царем и богом» китайских крестьян на протяжении многих веков был и остается рис – в южных районах страны эта культура дает урожай трижды в год. Сегодня Поднебесная занимает первое место в мире и по производству мяса, яиц, меда, поголовью домашнего скота, птицы.


    По заверениям экономистов, именно прибыли сельских «новых китайцев», а отнюдь не массированная экспортная внешняя экспансия 90-х, легли в основу китайского чуда.


    Городам же самостоятельность была дана несколько позже – в середине восьмидесятых годов. За двадцать лет их количество выросло в полтора раза, а городское население – более чем вдвое. Тогда же начала бурно расти промышленность. Самые быстрые темпы роста (около 11,5% в год) были «приданы» экспортоориентированным отраслям (легкой, пищевой, текстильной, машиностроению), отраслям высоких технологий (IT-сектор, электроника). Наращивался и выпуск потребительских товаров (бытовые приборы, мобильные телефоны, телевизоры, легковые автомобили и т. д.).

    Новый город в Китае, 2013. Фото: Clay Gilliland/Createve Commons

    Для столь масштабного подъема (а точнее сказать, рождения) промышленности требовались современные технологии, которыми обладали исключительно крупные западные корпорации. Для их привлечения китайцы создали свободные экономические зоны с интересными инвестиционными условиями. Соблазненные налоговыми и прочими льготами, а также низкой стоимостью рабочей силы, американцы и европейцы стали массово переносить в Китай свои производства. Так с середины 1990-х гг. Поднебесная превратилась во всемирную фабрику всевозможных товаров.


    За «китайскую прописку» иностранцы платили находчивым азиатам передачей технологий, а впоследствии и открытием собственных рынков для дешевой китайской продукции.


    Продолжение этой истории хорошо известно всему миру – нет, наверное, на свете магазина, прилавок которого не украшал бы китайский ширпотреб. Почти четверть века экспорт является основной доходной статьей и главным драйвером роста экономики Поднебесной. Безусловно, большим конкурентным преимуществом китайских товаров служат низкие цены – следствие уже упомянутой дешевизны рабочей силы, однако ценовой демпинг сам по себе не помог, а скорее помешал бы проникнуть на внутренние рынки других стран. В первую очередь секрет успеха китайской экспансии кроется не в количестве товаров и низких ценах, а в том, что власти Поднебесной приняли и последовательно воплощают в жизнь экспортоориентированную стратегию под девизом «Шагай вовне!». Она заключается, с одной стороны, в предоставлении многочисленных преференций своим предприятиям, нацеленным на внешние рынки; с другой, – в жестком отстаивании их интересов за рубежом.

    Фото: Public Domain

    Последнее особенно наглядно проиллюстрировало вступление КНР в ВТО. Многие ожидали, что после снятия таможенных и тарифных барьеров, предусмотренных различными договорами в рамках ВТО, молодая китайская экономика захлебнется в «волнах» импорта, как это случилось с другими развивающимися странами, получившими право членства в этой организации. Но картина в итоге получилась прямо противоположная: перед китайцами дрогнули и раскрыли границы такие «киты», как Евросоюз и США. Уже в 2005 г. внешний товарооборот составлял более 60% китайского ВВП, который – немаловажная деталь! – вплоть до конца нулевых рос неслыханными темпами – до 10% в год.

    И вот – очередная сенсация: в стратегии развития Поднебесной объявлен разворот.

    Лицом к своим

    Хотя поступательные реформы выдвинули Китай на первое место в мире по темпам роста ВВП, способствовали появлению «новых китайцев» (по аналогии с новыми русскими), дали возможность расти зарплатам и накоплениям, о социально-экономическом благоденствии народа стране-гиганту говорить пока не приходится. По данным Всемирного банка, почти 200 млн китайцев живут за чертой бедности, а по объему ВВП на душу населения Поднебесная «прозябает» в нижней части мирового рейтинга. Параллельно с этим в мире, который год подряд наблюдается кризис перепроизводства товаров – иными словами, некогда триумфальная и сослужившая Китаю такую хорошую службу (золотовалютный запас страны за годы активной торговли превысил 1,5 трлн долл.) модель «экспортной мобилизации», похоже, изжила себя.

    Шанхай, 2013. Фото: Micah Sittig/Creative Commons

    И вот намечена новая веха: к 2021 г. КНР, по заявлениям ее руководителей, намерена построить общество «средней зажиточности», или «среднего достатка» и переориентироваться на удовлетворение внутреннего спроса. Задача вполне достойная, особенно с учетом численности населения страны.

    В этой связи производства либо закрываются, либо (в основном это касается ширпотреба) переносятся в другие азиатские государства – Бангладеш, Вьетнам, Индию, Индонезию, Камбоджу. Сам же Китай намерен фокусироваться на развитии хайтек-отраслей и сектора услуг. Будут снижены таможенные барьеры – после долгих лет экспорта товаров Поднебесная намерена больше их импортировать – и приняты меры по резкой урбанизации. Ее цель – создание в стране мощного среднего класса. Для обеспечения будущих горожан жильем растут инвестиции в строительный сектор и инфраструктуру (автотрассы, железные дороги, строительство аэропортов) – только в 2016 г. в стране введено в эксплуатацию 1,66 млрд кв. м. нового жилья. В том же году продажи в розничной торговле увеличились почти на 10,5%, а интернет-торговля показала еще более высокий рост – более 26%. Именно внутреннее потребление во всех его видах обеспечило большую часть роста национального ВВП.


    Происходит неизбежное: с переориентацией на внутренний рынок рост в целом замедляется. В 2014-м его темпы составили 7,4%, в 2015-м – 6,9%, 2016-м – 6,7% – самый низкий показатель для Поднебесной с 1990 г. В дальнейшем власти КНР рассчитывают удерживать его на уровне не ниже 6,5% в год.


    Хотя и при таких темпах Поднебесная все равно останется самой быстрорастущей экономикой мира, замедление не пройдет бесследно. В последние четверть века Китай, производящий все и вся, активно закупал на внешних рынках (в частности, являлся третьим по размеру и самым быстро растущим экспортным рынком для Америки и Германии) и потреблял сырье – теперь в этом секторе наблюдается существенный спад. По оценке Всемирного банка, именно смена китайского курса стала одним из главных факторов резкого замедления темпов роста глобальной торговли. По прогнозам, наиболее сильно при этом пострадают страны с так называемой ресурсной экономикой, в число которых входит и Россия.